Что является оставлением места дтп
Перейти к содержимому

Что является оставлением места дтп

  • автор:

Что является оставлением места дтп

КоАП РФ Статья 12.27. Невыполнение обязанностей в связи с дорожно-транспортным происшествием

Перспективы и риски споров в суде общей юрисдикции. Ситуации, связанные со ст. 12.27 КоАП РФ

1. Невыполнение водителем обязанностей, предусмотренных Правилами дорожного движения, в связи с дорожно-транспортным происшествием, участником которого он является, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, —

влечет наложение административного штрафа в размере одной тысячи рублей.

(в ред. Федеральных законов от 22.06.2007 N 116-ФЗ, от 24.07.2007 N 210-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

2. Оставление водителем в нарушение Правил дорожного движения места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся, при отсутствии признаков уголовно наказуемого деяния —

(в ред. Федерального закона от 23.04.2019 N 64-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от одного года до полутора лет или административный арест на срок до пятнадцати суток.

(в ред. Федеральных законов от 22.06.2007 N 116-ФЗ, от 24.07.2007 N 210-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

При пресечении нарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 12.27, применяется задержание ТС.

3. Невыполнение требования Правил дорожного движения о запрещении водителю употреблять алкогольные напитки, наркотические или психотропные вещества после дорожно-транспортного происшествия, к которому он причастен, либо после того, как транспортное средство было остановлено по требованию сотрудника полиции, до проведения уполномоченным должностным лицом освидетельствования в целях установления состояния опьянения или до принятия уполномоченным должностным лицом решения об освобождении от проведения такого освидетельствования —

(в ред. Федерального закона от 07.02.2011 N 4-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

влечет наложение административного штрафа в размере тридцати тысяч рублей с лишением права управления транспортными средствами на срок от полутора до двух лет.

Верховный суд разъяснил, когда можно безнаказанно уезжать с места ДТП

Итак, некто Аксенов не справился с управлением, в результате чего его автомобиль получил незначительные повреждения. Убедившись, что он может ехать дальше, Аксенов уехал. Однако в этот же день на него возбудили административное дело по факту того, что он скрылся с места происшествия. Откуда сотрудники ГИБДД узнали про аварию, в материалах дела не поясняется. Согласно протоколу, в нарушение требований пункта 2.5 Правил дорожного движения Аксенов оставил место дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся.

Мировой суд признал его виновным и лишил прав на один год. Районный, городской, а затем и Седьмой кассационный суды оставили это решение в силе. Но Верховный суд с этим не согласился.

Он напомнил, что согласно пункту 2.5. Правил дорожного движения, при дорожно-транспортном происшествии водитель, причастный к нему, обязан немедленно остановить (не трогать с места) транспортное средство, включить аварийную сигнализацию и выставить знак аварийной остановки, не перемещать предметы, имеющие отношение к происшествию.

Согласно пункту 2.6 водитель обязан дожидаться сотрудников ГИБДД на месте происшествия, если в ДТП пострадали люди. Если пострадавшего необходимо доставить в больницу, то водитель может это сделать, но потом вернуться на место происшествия. В этой аварии люди не пострадали.

Пункт 2.6.1 Правил гласит, что когда в ДТП вред причинен только имуществу, водители, причастные к нему, не обязаны сообщать о случившемся в полицию и могут оставить место происшествия, если в соответствии с законодательством об ОСАГО оформление документов о ДТП может осуществляться без сотрудников полиции.

Исходя из этих положений, оставить место ДТП без вызова сотрудников полиции его участники могут лишь в случае причинения вреда только имуществу и возможности оформления аварии по Европротоколу.

Как видно из материалов дела и установлено судами нижестоящих инстанций, в результате этой аварии вред причинен только автомобилю самого Аксенова. Пострадавших в этом происшествии нет, имущественного вреда другим лицам не причинено.

Таким образом, при отсутствии иных участников дорожно-транспортного происшествия, пострадавших и с учетом причинения вреда только имуществу самого Аксенова императивная обязанность оставаться на месте происшествия и сообщать о случившемся в полицию у него отсутствовала, указал Верховный суд.

На этом основании ВС решил постановления нижестоящих судов отменить, а производство по делу прекратить за отсутствием события административного правонарушения.

Надо сказать, что это не первое такое решение Верховного суда. Практика отмены лишения прав из-за аварий, в которых никому не причинен ущерб, довольно обширна. Достаточно давно этой практике следуют и кассационные суды.

Так, недавно в обзоре своей судебной практики Первый кассационный суд привел дело одного водителя, которого нижестоящие суды лишили прав за то, что он якобы скрылся с места происшествия. Тогда водитель не справился с управлением, вылетел на встречную обочину, а затем и вовсе слетел в кювет. Машина остановилась,только врезавшись в дерево.

Убедившись, что никто не пострадал, кроме него самого, водитель отправился домой. Он собирался потом найти эвакуатор и вывезти машину. ГИБДД вызывать не стал, потому что, кроме него, никаких других участников ДТП не было. Однако проезжавшие мимо сотрудники ДПС увидели брошенную побитую машину и оформили протокол, указав в нем, что водитель не выполнил требований Правил дорожного движения в связи с ДТП. А именно, скрылся с места происшествия.

Тогда Первый кассационный суд разъяснил, что в соответствии с Законом «О безопасности дорожного движения» и Правилами дорожного движения «дорожно-транспортным происшествием признается событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства, сооружения, грузы либо причинен иной материальный ущерб».

Но в материалах дела нет доказательств, подтверждающих, что в результате происшедшего наступили последствия, указанные в Правилах. А значит, выводы о виновности водителя не подтверждены доказательствами. Поэтому решения нижестоящих судов были отменены, а производство по делу прекращено в связи с недоказанностью нарушения.

То есть, если в происшествии пострадал только автомобиль неудачливого водителя и нет ущерба третьим лицам, то и дорожно-транспортного происшествия нет. Следовательно, водитель может, не дожидаясь ГИБДД, отправляться на все четыре стороны. Но если бы дерево, в которое врезалась машина, кому-нибудь принадлежало, то факт ДТП был бы. И его уже надо было бы оформлять по всем правилам, с выплатой возмещения ущерба тому, кому это дерево принадлежит.

Еще более интересное заключение сделал председатель суда Ненецкого автономного округа. В том деле даже фигурировал второй участник аварии. Само происшествие произошло на парковке. Некая гражданка Медведева выезжала с нее задним ходом. Когда она собралась уже уезжать, то услышала звуковой сигнал. К ней подошел мужчина и сказал, что она задела другую машину. Дама осмотрела обе машины, повреждений не увидела и уехала. Однако бдительный гражданин сообщил об инциденте в ГИБДД, а также хозяину задетой машины. В итоге в гости к Медведевой пожаловали сотрудники ГИБДД, а позже мировой суд лишил ее прав. Это решение поддержал районный и городской суды.

Дело дошло до председателя суда Ненецкого автономного округа. И он указал, что само по себе взаимодействие, соприкосновение машин между собой без наступления последствий не может квалифицироваться как дорожно-транспортное происшествие и на водителя не могут быть возложены обязанности, предусмотренные Правилами при ДТП.

В протоколе о нарушении никаких повреждений автомобилей не зафиксировано. Из справки о ДТП было видно, что повреждения на машинах есть. Но ни ГИБДД, ни мировым судьей время и механизм образования этих повреждений не выяснялся: образовались ли они в результате наезда или были на транспортных средствах до наезда. Медведева отрицает наличие повреждений на ее автомобиле. Владелец второй машины никаких материальных претензий не предъявлял.

Автотехническая экспертиза на предмет наличия соотносимых между собой повреждений машин не проводилась, что не позволяет сделать однозначный вывод об имевшем место дорожно-транспортном происшествии с участием этих машин. Собранных доказательств недостаточно для того, чтобы вменить Медведевой оставление места ДТП. А поэтому председатель суда Ненецкого автономного округа отменил решения нижестоящих судов и прекратил производство по делу в связи с недоказанностью.

В общем, чтобы обвинить водителя в том, что он скрылся с места ДТП, надо еще доказать, что дорожно-транспортное происшествие было. А для этого необходимо несколько условий. Либо в результате ДТП должны были пострадать люди, либо другим гражданам должен был быть причинен ущерб. Причем если ущерб причинен автомобилю, то необходимо также доказать, что он причинен именно в результате взаимодействия машины пострадавшего и обвиняемого. Интересно, что такой судебной практике более двух лет. Однако до сих пор некоторые судьи только на основании протокола, составленного не очень продвинутыми в юридических тонкостях сотрудниками ГИБДД, продолжают лишать прав водителей якобы за оставление места ДТП, которого по факту не было.

Под колесами самокатов гибнет все больше людей

Количество ДТП с участием электросамокатов в России за семь месяцев этого года возросло на 66 процентов, а число погибших в них выросло в четыре раза.

Всего на дорогах произошло почти 270 таких аварий, жертвами которых стали восемь человек, еще 275 пострадали, сообщает ТАСС со ссылкой на ответ пресс-центра МВД на запрос агентства.

Так, с января по июль 2021 года в России произошло 266 ДТП с участием электросамокатов, в то время как годом ранее их количество не превысило 160. Почти в два раза увеличилось число таких происшествий с детьми — с 21 до 38.

По данным МВД, в ДТП с электросамокатами в 2021 году погибли восемь человек, в том числе один ребенок, пострадали 275, 39 из них дети. Число погибших увеличилось в четыре раза (с двух до восьми), а число пострадавших выросло почти на 70 процентов (с 164 до 275) по сравнению с таким же периодом прошлого года.

Лидером по количеству ДТП с электросамокатами стал Санкт-Петербург, где зафиксировано 58 таких происшествий. На втором месте Москва с 55 ДТП. Далее идут Краснодарский край с 21 случаем, Татарстан с 12 и Подмосковье, где зафиксировано 11 таких происшествий.

Надо сказать, что эта статистика включает в себя только столкновения между машинами и электросамокатами. Если электросамокатчик наехал на пешехода и тот получил ранения или погиб, то ДТП это считаться не будет. Столкнулись два пешехода. В статистику МВД такие случаи не попадают.

В МВД напомнили, что статус средств индивидуальной мобильности, к которым относятся электросамокаты, все еще не определен, разработкой соответствующего проекта постановления правительства занимается минтранс.

Минтранс уже вносил свои предложения по изменению правил дорожного движения, в которых учитывались бы и электросамокаты, а также прочие гироскутеры. Их предлагалось назвать средствами индивидуальной мобильности — СИМ — и разрешить им двигаться по тротуарам со скоростью 20 км/ч. Причем под эти СИМ предлагалось подвести в том числе роликовые коньки и скейтборды.

Однако этот проект получил отрицательный отзыв от Аналитического центра при правительстве.

Теперь минтранс подготовил новый проект и внес его снова на рассмотрение в Аналитический центр. В нем уже никаких роликов и скетбордов. Но при этом предлагается разрешить движение электросамокатов не тяжелее 35 кг по тротуарам со скоростью не более 25 км/ч. По всей видимости, ведомству, отвечающему за транспорт, пешеходов совсем не жалко. Представьте себе столкновение с ребенком 100 килограммового мужика на 35 килограммовом электросамокате на скорости 25 км/ч.

Совершенно непонятно, откуда взялся именно такой вес, если большинство подобной техники весит 15 кг. Почему вдруг скорость выросла с 20, что уже в четыре раза больше пешеходной, до 25 км/ч?

Но теперь у этих поправок возникла и еще одна сложность. Согласно постановлению правительства менять правила можно только целиком. Поэтому в своих поправках минтранс предлагает сделать исключение из этой нормы для правил дорожного движения. Но есть подозрения, что эксперты Аналитического центра на это не пойдут. А значит, поправки вновь получат отрицательное заключение.

Прокурор разъясняет — Прокуратура Чувашской Республики

Ответ: Дорожно-транспортное происшествие — это событие, возникшее в процессе движения по дороге транспортного средства и с его участием, при котором погибли или ранены люди, повреждены транспортные средства (далее — автомобили), сооружения, грузы либо причинен иной материальный ущерб (п. 1.2 ПДД, утв. Постановлением Правительства РФ от 23.10.1993 № 1090).

В случае ДТП на водителя, причастного к нему, возлагается ряд обязанностей, предусмотренных ПДД. За невыполнение этих обязанностей установлена ответственность. Так, в частности, водитель, причастный к ДТП, не вправе в нарушение ПДД оставлять место ДТП. Считается, что водитель оставил место ДТП, участником которого являлся, если он (п. п. 2.5, 2.6, 2.6.1 ПДД; п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.06.2019 N 20):

• оставил место ДТП до того, как сотрудники полиции оформили ДТП;

• оставил место ДТП до заполнения бланка извещения о ДТП (европротокола);

• не вернулся к месту ДТП после того, как доставил пострадавшего на своем автомобиле в лечебное учреждение, — в экстренном случае при невозможности отправить пострадавшего на попутном автомобиле.

При этом водитель, причастный к ДТП, вправе оставить место ДТП, если документы о ДТП можно оформить без участия сотрудников полиции. Также он вправе сделать это, если при необходимости оформления документов сотрудниками полиции и при условии соблюдения предусмотренных ПДД требований получит от сотрудника полиции указание о месте оформления ДТП (п. 2.6.1 ПДД).

Кроме того, за оставление места ДТП к административной ответственности может быть привлечен водитель, допустивший нарушение ПДД, которое стало причиной ДТП с участием других автомобилей (другого автомобиля), вне зависимости от того, имело ли место механическое взаимодействие с другими автомобилями, с людьми или объектами, при условии, что этот водитель знал о факте ДТП, однако умышленно оставил место ДТП (п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 20).

За оставление места ДТП предусмотрена административная и в некоторых случаях уголовная ответственность.

За оставление водителем в нарушение ПДД места ДТП, участником которого он являлся, предусмотрена административная ответственность в виде лишения права управления транспортными средствами на срок от года до полутора лет или административного ареста на срок до 15 суток.

Административная ответственность наступает при отсутствии в правонарушении уголовно наказуемого деяния (ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ; п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 20).

За нарушение водителем ПДД или правил эксплуатации автомобиля, если эти нарушения сопряжены с оставлением водителем места ДТП, предусмотрена уголовная ответственность в случае (п. "б" ч. 2, п. "б" ч. 4, п. "б" ч. 6 ст. 264 УК РФ):

• причинения тяжкого вреда здоровью человека — в виде принудительных работ на срок до 5 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет либо в виде лишения свободы на срок от 3 до 7 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет;

• смерти человека — в виде лишения свободы на срок от 5 до 12 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет;

• смерти двух и более лиц — в виде лишения свободы на срок от 8 до 15 лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

Оставление места ДТП: основания для отмены и прекращения в кассации

Львов Виктор

Согласно ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ оставление водителем в нарушение ПДД места ДТП, участником которого он являлся, в отсутствие признаков уголовно наказуемого деяния влечет лишение права управления транспортными средствами на срок от года до полутора лет или административный арест до 15 суток.

ДТП может заключаться в наезде на пешехода или столкновении с другим транспортным средством со значительными повреждениями. Однако в большинстве случаев при возбуждении дела по данной статье ДТП представляет собой незначительный контакт транспортных средств. Собственно, в административном материале полученные повреждения так и именуют – царапинами и потертостями. Суды это принимают, поскольку формально это тоже ДТП ввиду наличия материального ущерба. Такие ситуации могут произойти при оставлении места ДТП на парковке или при проезде по дворовой территории, при оставлении места аварии без пострадавших или в случае выезда одного из участников из плотного транспортного потока по пути домой в вечерней пробке.

В качестве наказания за оставление места ДТП судьи в подавляющем большинстве случаев назначают лишение прав. Административный арест, особенно в Московском регионе, фактически не применяется. Штраф за оставление места ДТП не предусмотрен, поскольку используется в случае квалификации действий водителя по ч. 1 ст. 12.27 КоАП (например, когда к моменту приезда сотрудников ГИБДД водитель вернулся на место ДТП, ранее им оставленное).

Исходя из собственного опыта защиты водителей в делах об оставлении места ДТП, отмечу два важных аспекта:

  • доводы, которые учитывает суд первой инстанции, могут не учитываться в кассации и наоборот;
  • практика кассационных судов может различаться.

Я проанализировал основания, по которым Вторым кассационным судом общей юрисдикции отменялись и прекращались дела по ч. 2 ст. 12.27 КоАП в 2021–2022 гг. При этом не учитывались случаи отмены решений с возвращением дела на новое апелляционное рассмотрение, поскольку такие ситуации в основном связаны с допущенными именно в апелляции ошибками, которые можно исправить. Так, за 2022 г. при рассмотрении жалоб на вступившие в законную силу судебные акты по ч. 2 ст. 12.27 КоАП не менее 380 жалоб были возвращены без рассмотрения, не менее 275 – оставлены без удовлетворения, не менее 28 – удовлетворены с прекращением производства по делу.

Предлагаю разобраться, что сейчас учитывается на практике.

Во-первых, дело по ч. 2 ст. 12.27 КоАП прекращается в связи с возбуждением уголовного дела по п. «б» ч. 2 или п. «б» ч. 4 ст. 264 УК РФ. В последние годы это, пожалуй, самое распространенное основание для прекращения дела по ч. 2 ст. 12.27 КоАП в кассационных судах общей юрисдикции. За 2022 г. Вторым КСОЮ по данному основанию прекращены не менее 17 дел, что составило более 50% от общего количества дел, прекращенных по указанной статье КоАП. Факт отмены и прекращения идет в статистику, но в действительности, на мой взгляд, является исключительно формальным механизмом. Думаю, это связано с изменениями, внесенными в ст. 264 и 264.1 УК Федеральным законом от 23 апреля 2019 г. № 65-ФЗ.

По п. «б» ч. 2 ст. 264 УК квалифицируется нарушение лицом, управляющим автомобилем, трамваем либо другим механическим транспортным средством, ПДД или эксплуатации ТС, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, сопряженное с оставлением места ДТП; по п. «б» ч. 4 ст. 264 УК – аналогичное деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека.

Водителя привлекают к административной ответственности за оставление места ДТП, участником которого он являлся. Постановление вступает в законную силу. Однако впоследствии сотрудник прокуратуры (как правило, один из заместителей прокурора соответствующего региона) подает жалобу со ссылкой на возбужденное уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 или п. «б» ч. 4 ст. 264 УК по тому же факту сопряженного с оставлением места происшествия нарушения водителем ПДД, повлекшего по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью или смерть человека.

В силу п. 7 ч. 1 ст. 24.5 КоАП производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое подлежит прекращению при наличии по одному и тому же факту совершения противоправных действий (бездействия) лицом, в отношении которого ведется производство по делу, постановления о назначении административного наказания либо о прекращении производства по делу, предусмотренному той же статьей (частью статьи) Кодекса или закона субъекта РФ, либо постановления о возбуждении уголовного дела.

Как правило, уголовное дело возбуждается на несколько месяцев позже изначально возбужденного дела об административном правонарушении. Это связано с тем, что степень тяжести вреда здоровью потерпевшего может быть определена спустя значительный промежуток времени. Кроме того, водитель может скрыться с места ДТП, а потерпевший впоследствии – скончаться в медучреждении от полученных травм.

Таким образом, формально водитель освобождается от административной ответственности по ч. 2 ст. 12.27 КоАП за оставление места ДТП с пострадавшим, а фактически такое освобождение связано с еще более тяжелыми последствиями, поскольку в отношении водителя возбуждено уголовное дело. Лишение прав за оставление места ДТП и административная ответственность в таких случаях – не самое страшное 1 .

Во-вторых, постановление о привлечении к административной ответственности по делу о скрытии с места ДТП вынесено по истечении срока давности.

Из содержания ч. 1 ст. 4.5 КоАП следует, что срок давности привлечения к административной ответственности за нарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 12.27 Кодекса, составляет три месяца со дня совершения правонарушения.

Согласно п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП по истечении сроков давности привлечения к административной ответственности производство по делу об административном правонарушении не может быть начато, а начатое должно быть прекращено.

Как правило, отмена постановления по данному основанию связана с ошибками судов при исчислении срока давности привлечения к административной ответственности (об одном из таких случаев я рассказывал в публикации «Приостановление срока давности привлечения к административной ответственности: правомерно ли?» 2 ). Однако встречаются случаи, когда постановление вынесено за пределами трехмесячного срока, что ничем не обосновано 3 .

За 2022 г. во Втором КСОЮ в обоих названных случаях постановления о привлечении к административной ответственности были отмены по указанному основанию. Это свидетельствует в том числе о том, что за сроком давности судьи следят и в большинстве случаев соблюдают его.

В-третьих, ненадлежащее извещение лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, о месте и времени рассмотрения дела, а также рассмотрение дела в его отсутствие.

Это основание является «базовым», поскольку применяется к любым другим делам об административных правонарушениях в области дорожного движения, рассматриваемых судами. В соответствии с ч. 2 ст. 25.1 КоАП дело об административном правонарушении рассматривается с участием лица, в отношении которого оно ведется. В отсутствие данного лица дело может быть рассмотрено только при наличии информации о надлежащем извещении лица о месте и времени судебного заседания и от него не поступило ходатайство об отложении рассмотрения либо если такое ходатайство оставлено без удовлетворения.

Так, постановлением Второго КСОЮ от 7 декабря 2022 г. № 16-9125/2022 дело по ч. 2 ст. 12.27 КоАП было прекращено именно из-за ненадлежащего извещения водителя о месте и времени рассмотрения. Это единственный пример из практики Второго КСОЮ за 2022 г., но, как представляется, не единственный случай ненадлежащего извещения. Минимальное количество отмен Вторым КСОЮ, очевидно, объясняется тем, что апелляционные суды учитывают данное основание и устраняют ошибки на этапе апелляционного обжалования постановлений.

В-четвертых, день нарушения не учтен при исчислении срока давности привлечения к ответственности.

Это еще один случай, медленно, но верно набирающий «популярность» в кассационных судах.

В силу ч. 1 и 2 ст. 4.8 КоАП сроки, предусмотренные Кодексом, исчисляются в часах, сутках, днях, месяцах, годах. Течение срока, определенного периодом, начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которым определено начало срока. Срок, исчисляемый месяцами, истекает в соответствующее число последнего месяца, а если этот месяц не имеет соответствующего числа – в последние сутки данного месяца.

В Постановлении от 17 мая 2022 г. № 19-П «По делу о проверке конституционности части 1 статьи 4.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с жалобой гражданки О.А. Мельниковой» Конституционный Суд РФ в числе прочего сделал вывод, что ч. 1 ст. 4.5 КоАП не соответствует ст. 19 (ч. 1), 46 (ч. 1), 49 (ч. 1) и 55 (ч. 3) Конституции РФ в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования неопределенность ее нормативного содержания порождает неоднозначное решение вопроса о дне, с которого должен исчисляться срок давности привлечения к административной ответственности за совершение перечисленных в ней правонарушений, и тем самым допускает произвольное определение в качестве такого дня как дня совершения правонарушения, так и дня, следующего за ним.

КС указал, что впредь до внесения в законодательство об административных правонарушениях изменений, вытекающих из данного постановления, срок давности привлечения к ответственности по ч. 1 ст. 4.5 КоАП должен исчисляться с дня совершения нарушения.

Как следует из постановления Второго КСОЮ от 13 октября 2022 г. по делу № 16-7104/2022, нарушение совершено 3 марта 2022 г., а постановление о привлечении к ответственности по ст. 12.27 ч. 2 КоАП вынесено 3 июня 2022 г. Суд ошибочно не включил день совершения вменяемого правонарушения в срок давности привлечения к административной ответственности.

В-пятых, административное расследование фактически не проводилось.

За 2022 г. это основание стало поводом для отмены Вторым КСОЮ постановлений по трем делам 4 . В каждом деле об оставлении места ДТП имелось определение должностного лица о возбуждении дела и проведении административного расследования.

Однако в действительности такое расследование может и не проводиться. На что это влияет, кроме выводов о фактических обстоятельствах дела? На суд, который будет правомочен его разрешать. По общему правилу дело об административном правонарушении рассматривается по месту его совершения мировым судьей. Однако если проводилось административное расследование, дело рассматривается районным судом по месту нахождения органа, проводившего расследование.

Исходя из ч. 1 ст. 28.7 КоАП и правовой позиции, изложенной в абз. 3 пп. «а» п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», административное расследование представляет собой комплекс процессуальных действий, требующих значительных временных затрат и направленных на выяснение всех обстоятельств правонарушения, их фиксирование, юридическую квалификацию и процессуальное оформление.

Административное расследование должно включать реальные действия, направленные на получение необходимых сведений, том числе путем проведения экспертизы, установления потерпевших, свидетелей, допроса лиц, проживающих в другой местности, и т.д.

Таким образом, если районный суд при принятии к производству дела по ч. 2 ст. 12.27 КоАП установит, что фактически административное расследование не проводилось, он должен передать это дело мировому судье по месту совершения нарушения. Обстоятельства дела – например, оставление места ДТП во дворе или оставление места ДТП с пострадавшим пешеходом – значения не имеют. Не важно и избираемое судом наказание – лишение прав или административный арест. Имеет значение только факт проведения административного расследования по делу.

Согласно правовой позиции, изложенной в определениях КС от 3 июля 2007 г. № 623-О-П и от 15 января 2009 г. № 144-О-П, решение, принятое с нарушением правил подсудности, не может быть признано правильным, поскольку оно – вопреки ч. 1 ст. 47 и ч. 3 ст. 56 Конституции – принимается судом, не уполномоченным в силу закона на его рассмотрение, что является существенным (фундаментальным) нарушением, влияющим на исход дела и искажающим суть правосудия.

Следует учитывать субъективный фактор при определении судьями факта проведения (непроведения) административного расследования. Например, один судья считает, что осмотр автомобилей на предмет совпадения повреждений и дача письменных показаний свидетелем по делу является административным расследованием, при этом другой судья не рассматривает эти действия как проведение такого расследования.

В-шестых, немотивированный отказ судьи в удовлетворении ходатайства о передаче дела на рассмотрение по месту жительства (данное обстоятельство послужило основанием отмены постановления мирового судьи постановлением Второго КСОЮ от 14 апреля 2022 г. по делу № 16-2130/2022).

Необходимо помнить, что произвольный отказ в удовлетворении соответствующего ходатайства не допускается. Кроме этого, определение (постановление) судьи должно содержать конкретные основания для отказа в удовлетворении ходатайства или указание на необходимость защиты публичных интересов или интересов других участников производства по делу об административном правонарушении 5 .

Помимо перечисленных оснований Второй КСОЮ в 2022 г. прекращал производство по делу об оставлении места ДТП, отменяя обжалуемые судебные акты в связи с отсутствием у лица права управления ТС, подтверждаемого водительским удостоверением (постановление от 23 декабря 2022 г. по делу № 16-8906/2022), недоказанностью факта управления лицом транспортным средством (постановление от 24 ноября 2022 г. по делу № 16-8290/2022), оставлением места происшествия по предварительной договоренности участников незначительного ДТП (постановление от 10 марта 2022 г. по делу № 16-1211/2022).

В заключение отмечу, что лично меня огорчает отсутствие отмен и прекращений дел об административных правонарушениях по специальным основаниям, присущим именно ч. 2 ст. 12.27 КоАП. Так, кассационный суд может прекратить производство по делу в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены судебные акты. При рассмотрении дела об оставлении места ДТП это может быть отсутствие (недоказанность) умысла на оставление водителем места происшествия, недоказанность факта ДТП, недоказанность соответствия (совпадения) повреждений, имеющихся у транспортных средств, непроведение экспертизы, когда на это были основания и указывали обстоятельства дела. В 2021 г. Второй КСОЮ вынес несколько таких постановлений 61 .

1 Подробнее см. постановления Второго КСОЮ от 14 марта 2022 г. по делу № 16-1332/2022; от 20 апреля 2022 г. по делу № 16-2636/2022; от 5 июля 2022 г. № 16-4449/2022 и от 12 декабря 2022 г. по делу № 16-9452/2022.

2 См. постановление Второго КСОЮ от 23 ноября 2022 г. по делу № 16-6979/2022.

3 См., в частности, постановление Второго КСОЮ от 22 декабря 2022 г. по делу № 16-9464/2022.

4 Постановления от 11 мая 2022 г. по делу № 16-2659/2022; от 28 марта 2022 г. по делу № 16-1756/2022 и от 4 апреля 2022 г. по делу № 16-2184/2022.

5 Подробнее см. ответ на вопрос 9 в Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 2009 г. (утв. Постановлением Президиума ВС от 16 сентября 2009 г.).

6 См. постановления от 16 августа 2021 г. по делу № 16-6038/2021 и от 18 марта 2021 г. по делу № 16-552/2021.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *